hauptpostamt (hauptpostamt ) wrote,

Фаюмский портрет




Большаков Владимир Анатольевич


Фаюмские портреты. Феномен слияния римской и древнеегипетской культур


Греки и римляне, жившие в Египте во времена династии Птолемеев (305-30 гг. до н.э.) и римской империи (30 г. до н.э. - 395 г. н.э.), оказались под сильным воздействием египетской культуры. Так, одним из самых сильных проявлений влияния древнеегипетской культуры было заимствование греками, а позднее и римлянами, обосновавшимися в Египте, древней религиозной традиции бальзамирования тел, которую практиковали египтяне. В соответствии с египетским погребальным ритуалом лицо или голову обернутой пеленами мумии покрывали маской, представлявшей собой идеализированные черты лица усопшего.
Однако в воспринятые египетские погребальные традиции были внесены новые элементы. Переосмысление римлянами значения египетской погребальной маски привело к замещению ее портретами, написанными красками на дощечках; надо отметить, что в предыдущую эпоху подобного явления не существовало, таким образом, портреты, написанные красками, возникают лишь в римский период истории страны.
Прежде всего следует уточнить термин «фаюмские портреты». Такое название портреты получили по месту обнаружения первых экземпляров в селении Эр-Рубайят близ Фаюма (Средний Египет) в 80-х годах XIX в.. Изображения представляют собой портреты жителей римского Египта I-IV веков н.э.- египтян, греков, нубийцев, евреев, сирийцев, римлян. Название «Фаюм»происходит от египетского «Па-Йом», что значит «море».
«Основному египетскому населению эллинистическая культура продолжала оставаться чуждой и враждебной. Египетское население сосредотачивалось главным образом в деревнях и больших селах, получивших название метрополий; оно не проникало в эллинистические центры, каким в первую очередь была Александрия. Однако греками по всей стране, как в городах, так и в больших селах, были раскинуты греческие общины, которые должны были поддерживать эллинскую культуру. Кроме этого, внедрение греческого элемента шло еще путем перевода на землю военных частей - klerouhoi katoikoi. Это практиковалось в дельте Нила и особенно в Фаюме.» В эпоху фараонов это было слабозаселенное болотистое место; лишь Птолемей II (285-246 гг. до н.э.) превратил оазис в пригодную для земледелия землю, которой он наделил своих греческих и македонских воинов. Таким образом, еще в эпоху Птолемеев Фаюмский оазис стал областью («Арсиноитский ном»), в которой проживало преимущественно неегипетское население.
В птолемеевской системе весь народ был разделен на две группы, эллинов (греков) и египтян; с приходом римлян появился новый, но узкий слой римских граждан, стоявших во главе управления. Однако теперь под эллинами подразумевали не противоположную группу населения, а категорию египтян.
Страбон, посетивший Фаюм во времена Августа, описал оазис, находившийся в весьма процветающем состоянии: «Этот ном - самый замечательный из всех как по виду и плодородию, так и по качеству обработки [земли], ибо он один только обсажен большими, зрелыми оливковыми деревьями, приносящими отличные плоды; эти плоды доставляют хорошее масло...Но так как жители пренебрегают этим (они производят, правда, много масла), то масло дурно пахнет (в остальном Египте нет оливковых деревьев, кроме как в садах в окрестностях Александрии...)».
Первые портреты приобрел австрийский антиквар Теодор Граф (1840 - 1903), от которого они попали в европейские музеи и в Америку. В 1887 г. Английский археолог Флиндерс Питри обнаружил в некрополе римского города Хавары (также близ Фаюма) 90 мумий с фаюмскими портретами; кроме этого, портреты обнаружили и в других городах около Фаюмского оазиса - Арсиное, Каранисе, Фаг-эль-Гамусе, Тебтунисе. В целом в музеях мира хранятся более 700 «фаюмских портретов». Название фаюмских портретов закрепилось за этими произведениями, хотя аналогичные экземпляры были найдены и южнее - в Фивах, Антиное, Ахмиме, Ассуане. К сожалению, о первых раскопках имеется мало информации, поскольку поиски портретов велись варварскими методами. Исключением из этого печального правила была хорошо документированная, но охватывавшая лишь малый процент всех существующих портретов работа Ф.Питри в Хаваре и в других местах.
Раньше египтяне сохраняли своих умерших, помещая мумии в деревянные или оштукатуренные гробы, большей частью оканчивающихся скульптурной портретной маской. Целью древних египтян было создание физического двойника усопшего. Скульптурные портретные маски продолжали изготовляться в некоторых областях в течение всего римского периода и даже в коптскую эпоху (395-642 гг. н.э.)
Портреты по римскому обычаю хранились в рамках в атриуме в доме заказчика, однако после смерти изображенного на них, портрет (или его копию) клали на лицо мумии, фигурно закрепляя его слоями погребальных бинтов (это было изменение древней египетской традиции помещения на лицо мумии скульптурной маски); при этом портреты, «подгоняемые»под нужный размер, нередко грубо обрезались. Есть указания на то, что мумии еще долго хранились в доме умершего, пока их не хоронили потомки или родственники. Вошло в обычай держать мумии некоторое время дома, для чего употреблялись или деревянные носилки или деревянные саркофаги, поставленные на подножие и имеющие вверху дверцы.
Женщины и мужчины, запечатленные на портретах, изображены в одеждах по римской моде того времени. Обычный цвет мужской одежды - белый; у женщин - белый и красный, но также зеленый, голубой или белый. Туника была украшена двумя вертикальными полосами (clavi). Серьги и ожерелья, надетые в основном на женщинах, соответствуют типам украшений, распространенных в определенную эпоху. Прически, как и женские, так и мужские следуют (правда, с опозданием) столичной моде, задаваемой императорской семьей.
Портреты преимущественно выполнялись на дощечках из кедрового или кипарисового дерева в размере 43 на 23 см при толщине около 1,6 мм. Многие экземпляры I-II веков выполнены в реалистических традициях римского портретного искусства. Кроме этого сами портреты дают определенное представление об уровне античной живописи, практически нами утраченной. Небезынтересно, однако, отметить один пессимистический пассаж о живописи из произведения I века Петрония Арбитра: «Ободренный этими рассказами, я стал расспрашивать старика...о времени написания некоторых картин, о темных для меня сюжетах, о причинах современного упадка, сведшего на нет искусство - особенно живопись, не оставившую после себя ни малейших следов.»
Существовало две техники исполнения фаюмских портретов - темперой и восковыми расплавленными красками (в технике энкаустики). Самые ранние и лучшие портреты были выполнены в технике энкаустики в I-II вв. н.э. Краска, являвшаяся смесью пигмента и пчелиного воска, нагревалась для облегчения ее нанесения на доску. При создании портрета использовали, по крайней мере, два основных инструмента: кисть и cestrum - металлический инструмент вроде современного тонкого ножа. Фон и общие участки цвета в основном закрашивались кистью - следы отдельных мазков чаще различимы там, где применялся cestrum, чтобы более тщательно передать моделировку лица и волос. Античная техника энкаустики, в которой написано большое количество фаюмских портретов, остается отчасти загадочной. В античности восковые краски, дававшие большие возможности для передачи пластического строения модели, играли такую же роль, как масляные в живописи позднейших времен. В отличие от энкаустики портреты, написанные темперой, выполнялись только кистью и были дешевле; краска замешивалась на яичной основе и сохла быстрее, однако уже нанесенные штрихи нельзя было исправить. Это и объясняет эффект рисунка большинства поздних «фаюмских портретов».
Со II в. портреты выполнялись прямо на холщовых погребальных пеленах, несмотря на то, что это был менее долговечный материал. Обыкновенно в заранее расписанный на определенный сюжет саван вставлялся заранее написанный портрет заказчика. Такова, например, погребальная пелена II в. молодого мужчины из собрания ГМИИ им. А.С. Пушкина. Традиция реалистического изображения портретируемых удерживалась в III в., но поздние портреты исполнены в более условной манере. Объем сменила сухая контурная линия, краски стали однотонными, облик модели обрел черты аскетизма. Предпочтение, которое художник III века отдает духовному началу перед телесным, свидетельствует о важных переменах в восприятии мира жителями Римской империи в последние столетия ее существования. «Изменение всего облика искусства надо искать в больших переменах, происшедших в экономике, политике и всех сферах идеологии Римской империи того времени. Захват христианством все более широких кругов населения, развитие мистических культов Востока, развитие местных элементов культуры повлияли на формирование искусства и в особенности на фаюмский портрет, в большой мере носивший культовый характер. Портрет этот не исчезает, но изменяется стилистически. В нем по-иному осмыслен образ человека.»
В IV в. с утверждением в Египте христианства и прекращением практики бальзамирования тел умерших фаюмские портреты, находившиеся в последнем этапе своего развития, постепенно исчезают.

От публикатора.

При всем своем своеобразии фаюмский портрет дает представление не только о древнеримской и греческой живописи, но и об истоках иконы. Существует богатая литература по этому вопросу, однако это выходит за рамки данной публикации.























  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments